ВЕДА

 

 

 

 

Поделиться

 
 
 
 
 

.

 . .

.

.

.

 

 
 
 
 
 

 

 

 

.

 

 

 

 

.

.

О школе Новости Книги Фото Медиа Посетителям Контакты Ссылки Форум Карта сайта Поиск
   

 Портал славянской ведической культуры

 


Главная страница / Любомудрие / Мотивология /  Мотивология: Майдан – битва «хочу» и «надо».

Мотивология: Майдан – битва «хочу» и «надо».

Здравствуйте. В прошлой статье мы показали, что понятия «труд» и «работа» имеют коренное, принципиальное различие, а также что в зависимости от отношения к сформированным правилам, любые жизненные роли человека укладываются вот в такие четыре:
- труженик: формирует правила сам себе, никого на них не «подсаживает», мотив: жить своим умом, эйфорию и веру в собственные силы получает при наличии единомышленников
- хозяин: формирует правила и для себя и для других, мотив: получать наибольшую выгоду от усилий других людей
- миссионер: продвигает чужие правила другим людям, при этом может и сам жить по ним, а может и нет, мотив: получать выгоду от управления усилиями других людей в согласии с теми, кто сформировал правила.
- работник: живёт по чужим правилам, мотив: безопасность, порядок, стабильность, эйфорию и веру в собственные силы получает при наличии внешних непоколебимых авторитетов

Также мы вскользь затронули тему «мотивов» и «псевдо-мотивов». Труженик живёт только мотивами, но зачастую подвержен и «псевдо-мотивам» через ложь (однокоренное со словом «сложно») миссионеров и хозяев. Последние – генераторы «псевдо-мотивов», по которым живут работники.
Механизм рождения «псевдо-мотивов» элементарен – убедить человека, что ему нужно что-то сделать. Всё. Когда «хочу» одного человека перерастает в «надо» другого – это и есть трансформация «мотива» в «псевдо-мотив».
Ещё прощё:
- мотив = «хочу» сделать это
- псевдо-мотив = «надо» сделать это для того чтобы исполнилось моё «хочу»
Все работники живут через псевдо-мотивы: мне надо заработать деньги, чтобы … А дальше идёт список реальных мотивов. Работник никогда не идёт к своему желанию напрямую, всегда через «псевдо-мотивы». Труженик же всегда стремится выстроить между собой и своим желанием наиболее короткий и прямой путь. Хозяева напрямую создают работникам всевозможные «надо» (это прямой процесс управления через организацию, контроль и мотивацию их работы), а труженикам пытаются создать косвенные «надо» (вплоть до «надо свергнуть тирана и обрести свободу» - ведь свобода тоже нужна для чего-то, для каких-то конкретных желаний) с помощью усилий миссионеров.

Практическая сторона оценки ролей также проста:
1. Если процесс выстроен просто и конкретно – в нём нет места псевдо-мотивам. Я хочу выстроить дом, родить сына, посадить дерево – иди и выстраивай/рожай/сади. «Неее, мне надо для этого сначала деньги заработать, на заводе/фабрике/параходе повкалывать, всё сразу не бывает» – такая риторика явный признак роли работника. Если процесс выстроен сложно (однокоренное со словом «ложь») – ищите псевдо-мотив, управление своими собственными усилиями тут маловероятно.
2. Чтобы понять роли участников любого процесса, можно просто посмотреть, кто получает выгоду от усилий участников процесса. Всё. Но тут то и начинаются всяческие усложнения. Пример: в деревне живёт человек, который сам ведёт своё хозяйство и ни в чьей помощи не нуждается. По описанию – труженик 100%. Да, на первый взгляд да. Смотрим дальше. Каждое утро наш труженик просыпается «с петухами», идёт в хлев и, подоив корову или коров, сдаёт молоко в проезжающий мимо подворья молоковоз, получая за каждый литр определённое количество денег. При этом наш труженик четко понимает, что скажем 20% этих денег у него предварительно ушло на корм коровы и тому подобные расходы. То есть, налицо получение всех результатов своего труда – опять же, и на «второй взгляд» явная роль труженика на 100%. Но. Давайте посмотрим на путь этого молока дальше. Наше молоко за счет усилий работников (включая водителя молоковоза) и миссионеров (руководители и менеджеры) на молзаводе и в магазинах, в итоге продаётся покупателю за цену в 5 раз бОльшую, чем получил денег наш труженик в деревне. Это пример из повседневной практики. Хорошо, из увеличения стоимости скажем 80% ушло на расходы по транспортировке, хранению, расфасовке, продаже (это и заработная плата, и налоги, и всё остальное) – и получается, что хозяева молзаводов, транспортных компаний и магазинов на всех этапах получили те же 20% наценки, что и наш труженик. Но, они получают свои 20% уже с наценки на его первоначальную стоимость. А значит – минимум в 4 раза больше, чем получил труженик изначально. В чём «фишка»? А в том, что именно эти хозяева установили правила, называемые ценой закупки – и сказали, что они или будут получать эту в 4 раза бОльшую прибыль, чем наш трудяга, или вообще не будут заниматься этим процессом. И никто никогда не предложит нашему труженику покупать у него молоко за в два раза большую цену, предварительно не увеличив перед этим цену для конечного потребителя. Ну, и кто на кого здесь работает? И кто на чьё благо тут трудится?

Но вернёмся к феномену и парадоксу Майдана – поистине беспрецедентного явления, поскольку везде где были революции, страна тупо топилась в крови, «царями горы» становились на трупах «единомышленников» всякие явно управляемые персонажи, а про общественный контроль можно было забывать сразу после первой тысячи трупов.
По состоянию на 24.02.2014 ан Украине ситуация совсем другая.
В битве «хочу» и «надо» явно победило «хочу».

Прямо сейчас есть шансы:
1. Очень серьёзно нивелировать роль «личности-лидера» в управлении страной и увеличить роль «гражданского общества». Это исторический шанс. Кто думает, что Майданом управляют оппозиция: посмотрите ролики «докладов» Кличко, Яценюка и Тягнибока на Майдане в ночь с 20-го на 21-е февраля. Их засвистали за предательство и поставили на колени в прямом смысле слова. Да, и в Европе, и а Америке всем заправляют кучка хозяев, контролирующих почти все денежные потоки – и у нас это неизбежно, но сейчас всем им дали «по башке» очень серьёзно, и это не может не определить вектор развития страны на ближайшее время.
2. Выстроить именно общественный контроль за деятельностью всех чиновников на любом уровне государственного управления. Исторический шанс в том, что именно сейчас можно разрушить коррупционную круговую поруку, которая сковывала государство последние десятилетия. Проблема работников, которых в стране гораздо больше чем тружеников, а на Майдане как раз гораздо меньше – весьма простая: неверие в собственные силы, сознательная продажа своих усилий за небольшое вознаграждение хозяевам через представляющих их интересы миссионеров-чиновников. Последние кстати и есть коррупция по плоти.

Но , всё это может остаться «наивняком»:
1. Если каждый не скинет с себя оковы «работников» и «миссионеров», и не примет на себя роль этого общественного контролёра. Современные средства глобальной связи это вполне позволяют сделать.
2. Если начнётся «охота на ведьм», в которой утонула оранжевая революция 2004 года, оставившая по себе легион разочарованных революционеров-тружеников с одной стороны, и не меньший легион скептиков-работников с другой.
3. Если вопрос достижений Майдана перейдёт в плоскость этнических раздоров и различий. Это самый большой риск – риторика про «фашизм» и т.п., которая с одной стороны показывает дикий страх работников, потерявших хозяина, а с другой вызывает искреннее удивление подавляющего большинства тех, кто стоял на Майдане – сейчас самое бесполезное, о чем можно говорить поддерживающему  ту или иную сторону недавнего противостояния.


Ура тебе, свободолюбивый труженик, который, почитав это, с пониманием улыбнулся – какого бы мнения ты не придерживался. Верю и в тебя, скептически улыбающийся работник – что когда-то и для тебя наступит время устанавливать свои правила в своей собственной жизни. Скорблю по погибшим и верю в светлое будущее.

 

Клюев Сергей, 24.02.2014

Комментировать статьи могут только зарегистрированные пользователи. Перейти к регистрации